Лисовой Владимир Иванович
21/04/1963
Россия,Санкт-Петербург
Для редакции: mi-24v@yandex.ru

Встреча на вокзале.
 

     До отправления поезда, было ещё больше часа. Скоротать время, можно было в комфортабельном, зале ожидания, но я предпочёл выйти на улицу. Тому было несколько причин, первая, это то, что было лето, а вторая, мне было грустно и хотелось побыть одному. Да и живой, летний воздух, всяко лучше, демисезонно-кондиционированной атмосферы зала ожидания.
      В конце платформы было одно место, которое ещё не успели изуродовать евроремонтом, простенькие деревянные лавочки со слоями вековой краски под такими же простенькими навесами. Как раз под моё настроение. Стоял конец августа, солнце щедро одаривало землю летним теплом, в листве деревьев не было ни одного жёлтого листа, но в воздухе уже незримо ощущалось присутствие близкой осени. Может потому, что стоял солнечный, безветренный полдень, а жары не было. Вместо неё, Август дарил мягкое комфортное тепло, на Юге это называют бархатным сезоном.
      Где-то за стенами вокзала бурлил Киев, а здесь стояла удивительная тишина. Я удобно устроился на лавочке достал книгу, но чтение у меня не шло. Я возвращался из короткого отпуска, который я провёл у родителей, этим отчасти и объяснялось моё невесёлое настроение. А ещё потому, что мне было ещё жаль, что заканчивалось лето и скоро придут осенние дожди, а за ними зимние холода.
      Справедливости ради, следует отметить, что подобное настроение посещает меня часто. И попав в это знакомое русло, мои мысли привычно находили поводы для грусти. Вот, хотя бы моё недавнее увольнение из армии, я всё никак не мог осознать себя гражданским человеком. Может быть, всё это блажь и виной тому мой возраст, мне тридцать четыре года и я как этот Август, у него оставшиеся дни лета, а у меня молодости?
      -Хватит ныть!-разозлился я на себя,-ведь всё у тебя нормально, квартира в областном центре, жена, дочь умница, пенсию выслужил, работа с приличным заработком. Много ли твоих однокашников могут похвастать этим?
      Но увы, моё настроение от этого не улучшилось, поскольку в памяти были ещё свежи события развала Союза, агонию "непобедимой и легендарной", Чечня, хасавюртское предательство...
      -Свободно?-неожиданно для меня прозвучал вопрос, уйдя в себя я не заметил как к месту где я сидел подошло двое мужчин.
      -Пожалуйста,-я с готовностью подвинулся.
      Пока они присаживались, я успел рассмотреть их. Старший, ничем особенным не выделялся, обычный мужчина. Хотя нет, глаза, в них было выражение какой-то усталости. Такое бывает у мужиков, которые не уходят от проблем, не прячутся за женские спины, не ищут утешения в бутылке. Просто проблем бывает слишком много.
      Тот который помоложе... Это я потом уже узнал, что он помоложе, разве можно узнать возраст по этому лицу? Оно скрыто под маской сплошного ожога. Отрешённый взгляд слезящихся глаз. Левая рука изуродована. Видал я таких...
      -Закурим?-старший протягивает мне пачку сигарет.
      -Не курю, спасибо.
      Одобрительно кивнув, закуривает сам. -Вот, такие дела, брата из госпиталя везу,-глубокая затяжка,-из Москвы.
      Вот так и начали мы разговор, хотя, говорил он, а я только слушал. Выговориться человеку хотелось.
      -Танкист он,-продолжил старший.
      -Чечня, Грозный,-подумал я. Не секрет, в российской армии было много выходцев из Украины. Да что тут говорить, во время чеченской войны "Чёрные тюльпаны" летали по всему бывшему союзу.
      Но оказалось, я не совсем прав...
      -После училища он в Германию попал,-тем временем продолжал старший,-и года не прослужил как вывод войск. Заслали их в какую-то дыру под Оренбург. Не успели на новом месте обжиться, как полк под сокращение попал. Их всех без разбора не то что в запас, а идите, ищите себе место. Он только старлея получил. А тут как раз союз распался. Он бегом в Киев, куда там, своих не знают куда девать. Не нужны танкисты. Вот так и оказался на гражданке, вернулся домой, а городок у нас маленький и раньше с работой проблемы были, что говорить что сейчас. Перебивался случайными заработками. Потом начал ездить в Москву...
      После этих слов, мой собеседник затянулся сигаретой и минуту молчал. Затем, собравшись с мыслями, продолжил.
      -Оттуда и позвонил, что подвернулось выгодное дело...
      -Знал бы я, что это за дело! В оппозиционеры подался, Грозный брать. ФСБ, или кто, их по всему бывшему союзу набирало. Что людей, что технику. Он,-кивок в сторону брата,- на БМП попал. Взяли они Грозный, как же! Пожгли их в пять минут. Спасибо солдату, который его контуженного из горящей машины вытащил. Сам бы уже не смог. Потом госпиталь...
      -Лечили долго, но едва поняли что жить будет, выписали. Деньги выплатили, только что они теперь...
      Я был потрясён,-Как же так, я ведь знал об этом штурме оппозиции, но я ещё ни разу не задумывался, кто был этой оппозицией! Так получилось, что новогодняя трагедия, затмила это событие. А вот теперь, рядом со мной, с отрешённым взглядом куда-то вдаль сидит её представитель. И кто? Гражданин Украины?
      -Да нет, чёрт возьми! Это такой же, как и я, советский офицер! Осколок империи. Просто ему повезло меньше...
      Тем временем, старший брат продолжал свой рассказ.
      -Теперь вот, домой едем. Жена его, конечно, ушла... Да ладно, живой ведь, прорвёмся...
      Старший опять замолк. А я не знал что сказать. Пауза затянулась.
      Танкист по-прежнему смотрел куда-то вдаль. За всё время он не сказал ни слова. Его глаза продолжали слезиться и он здоровой рукой неловко протирал их.
      -Ну вот, последний платок потерял!-нарушил молчание старший,-последний,-добавил он с лёгкой досадой.
      Я распахнул свою сумку, нашёл стопку платков и протянул их своему собеседнику.
      -Берите!
      -Ну что вы, это много,-от смущения перешёл тот на вы.
      -У меня ещё есть,-соврал я.
      -Спасибо...-старший, бережно уложил мой подарок в пакет.
      -Начинается посадка...-прозвучало объявление о моём поезде.
      -Извините, мне пора,-поднялся я.
      -Да ничего, нам тоже,-старший взглянул на часы,--на электричку.
      Мы пожелали друг другу удачи и разошлись по своим поездам. Минут через двадцать, я сидел в своём купе. Предо мной, лежала открытая книга, но я так и не прочитал ни строчки. Под мерный стук колёс, я смотрел на проплывающий в окне пейзаж, леса, поля, унылые деревни и всё думал,-Почему я так и не сказал своим собеседникам, что тоже был там? Отчего мне так неловко и стыдно? Неужели только потому, что я вернулся оттуда целым?
      -Целым?-неожиданно для себя, я вдруг понял, что несмотря на то, что руки-ноги мои на месте, я искалечен как тот старлей. Как его глаза не выносят света, так моя душа не выносит мирной жизни. Я многое не могу. Не могу смотреть развлекательные передачи, меня бесят мелодрамы, а в новостях я ищу только сообщения из горячих точек. Моя жена назвала меня психом, когда в компании, я отказался пить третий тост за любовь...
      И впервые, меня обожгла мысль,-А кто же я, в свете этого?
      -Почти предатель!-ужаснулся я,-И нечего искать утешения в мысли, что там, я сделал всё что мог. Неужели дотащив своих израненных товарищей до медсанбата, мы полностью выполнили перед ними свой долг? Да, там на войне, мы не задумываясь, были готовы отдать жизнь за своих товарищей. Но вот, всё позади, Афган, Чечня и в суете будней, жёны, дети, квартиры, мы начали забывать. Забывать войну. Может это не так и плохо, забыть войну, но вместе с ней, мы порою забываем и тех, кто был с нами рядом.
     
      Но жизнь поездная, живёт по своим правилам. Незаметно, я втянулся в разговор с попутчиком. Оказалось, он офицер артиллерист, был в Афгане как и я, сейчас тоже в запасе.
      Услужливый проводник, принёс пива, затем водки и через пол часа, за разговорами, я забыл, что было на вокзале... Вернее, мне показалось, что забыл...
      Оказалось, помню...



comments powered by HyperComments