Лисовой Владимир Иванович
21/04/1963
Россия,Санкт-Петербург
Для редакции: mi-24v@yandex.ru

Ведро.
 

      Красивая девушка, грациозно шла по залу. Остановилась около столика, за которым сидел старлей Л..
      -Что будем заказывать?-положила она перед ним меню.
      -Надо же, а я думал, только в кино бывают такие официантки,-подумал старлей, а вслух произнёс,-А что бы вы посоветовали?
      -А вот, наше фирменное,-девушка раскрыла меню. При этом она немножко наклонилась над столиком и напротив глаз старлея, оказался вырез её платья, эта манящая ложбинка, от вида которой у старлея перехватило дух. Девушка, проследив его взгляд, ничуть не смутилась, напротив, кокетливо улыбнулась. Улыбка сделала её ещё симпатичней, желанней. Но старлей уже совладал с собой.
      -А что вы делаете сегодня вечером?-не стал ходить вокруг да около старлей.
      -Я?-на минутку призадумалась девушка. Было видно, что ей льстит внимание этого молодого лётчика, иначе она бы просто обозвала его нахалом.
      Неожиданно девушка пихнула старлея в бок и заорала голосом капитана А.,-Тревога! Подъём!

      Старлей Л. открыл глаза, над ним и вправду маячила длинная фигура капитана А., это он прервал такой замечательный сон. За окном занимавшийся рассвет, делал первые робкие попытки разогнать темень ночи. Без всяких часов было понятно, что ещё очень рано.
      -Убить его сразу, или пусть помучается?- глядя на капитана, думал старлей,-Не пусть живёт, а то слишком легко отделается.
      Раздумья, тем не менее, не помешали старлею произнести тираду, в которой он высказал все, что думает о начальниках, которым даже здесь в Афгане не могут обойтись без этих тренировок, не забыл помянуть добрым словом стратегов Гитлера, которым приспичило напасть на Советский Союз именно в четыре утра, а не к примеру, после обеда и заодно досталось и самому капитану А..
      -Какая тренировка! Нас с миномётов обстреливать сейчас будут!-прервал тираду старлея капитан.
      Странно, но не сообщение о каких-то миномётах, вернуло старлея в реальность. Гораздо больше на него возымело действие то, что несмотря на столь ранний час, этот король лентяев был полностью одет и экипирован, значит дело серьёзно.
      -Давай быстрей!-сказал капитан и на минутку отвлёкся, чтобы достать из-под кровати свой автомат. Когда он повернулся обратно, старлея на месте уже не было, исчез.
      Пару раз, безрезультатно окрикнув своего оператора, помянув его недобрым словом, капитан отправился на стоянку. К его удивлению старлей уже был там и вместе с борттехником заканчивали расчехлять вертолёт. Капитану только и осталось, как присоединиться к ним, но поскольку подобное дело он не делал уже давно, то больше мешал, чем помогал.
      Едва машина была готова к вылету, на стоянке появился командир звена капитан К., а с ним кто-то из соседнего полка.
      -Вот здесь,-ткнул представитель пехоты в карту,-По докладам агентуры, они оборудовали позиции.
      Старлей ужаснулся, это же совсем рядом, вон оно это ущелье-расщелина, прямо со стоянки видно. Упирается своей дельтой в кишлак, рядом с аэродромов и убегает, распадаясь на множество рукавов. Отличное место для атаки и отхода.
      -Ты своей парой сейчас поднимаешься и наносишь удар, а я буду в готовности, неизвестно как обстановка сложится,-дал указание капитану А., командир звена.

      Пара крокодилов коротко разбежавшись, оторвалась от полосы и привычно, виток за витком начала набирать высоту.
      -Эшелон занял, к работе готов!-прозвучало в шлемофоне. Старлей посмотрел вверх, высоко над ними, кружила пара восьмёрок.
      -Вот уроды летучие! После нас же взлетали,-с теплотой подумал о коллегах старлей.
      Это пара спасательная, их задача, если что, вытащить этих двух, как говорил капитан К., инвалидов от инстинкта самосохранения, старлея Л. и капитана А..
      Очередной виток набора высоты завершён, прямо по курсу цель. Старлей очередью из пулемёта, помогает увидеть её командиру. Тут же вертолёт опустил нос, и ракеты с шумом сорвались с направляющих. Старлей успел дать ещё пару очередей, прежде чем командир отвернул от цели на повторный заход.
      -Мужики, повыше держитесь, они вам в след стреляют!-вновь вышел на связь командир восьмёрки.
      -Ни фига себе! Так они уже там?!-второй раз за сегодня ужаснулся старлей. Получается, ещё немного и он бы... никогда больше не увидел бы, красавицу официантку. Пришла в голову мысль.
      Дело в том, что эта встреча действительно имело место в реальности. Старлей тогда возвращался с краткосрочного отпуска, красавец ил шестьдесят два, уже доставил его из Киева в Ташкент и теперь у него через несколько часов был рейс до Термеза, а там таможня и здравствуй Афган.
      Старлей Л., безбожно опаздывал, он просидел в Киеве почти шесть дней, погоды не было и был рад, что так удачно получилось взять билет до Термеза. Осталось только убить оставшиеся до рейса время. Старлей, не придумал ничего общего, как пойти в привокзальный ресторан. Ну не в театр же!
      В вестибюле ресторана, он взглянул на своё отражение в зеркале.
      -Ни фига себе!-старлею стало понятно, почему так долго смотрела кассир, то на фото в удостоверении личности. Тому типу, что отражался в зеркале, больше уместна была одежда партизана, чем офицерский мундир. Сказалось недельное сидение в аэропорту.
      -Нет, в таком виде, здесь делать нечего,-подумал старлей, решительно повернулся и вышел на улицу. Оглядевшись, он заметил то, что ему в данный момент было нужно, вывеску салона красоты. Через час, старлей вновь нравился самому себе, а главное противоположному полу. Теперь можно и в ресторан. Там он и повстречал героиню своего сегодняшнего сна. Но увы, ничего быть тогда не могло. Хотя ему понравилась девушка, а он судя по всему ей, беспристрастный голос громкоговорителя, сообщил о посадке на рейс Ташкент-Термез. Старлей на всю жизнь запомнил тот взгляд девушки, когда он сказал куда торопиться. Дурак, даже адрес не спросил.
      Повторный заход, атака, отворот, снова заход. Никогда старлей ещё не считал боекомплект вертолёта таким маленьким. Как быстро он опустел!
      После посадки, тут же прямо возле вертолётов состоялся разбор атаки. Хотя тот шум и гам, что производили пилоты, делал их похожими на парней, вернувшихся после удачной драки с соседней деревни. Постепенно страсти кто и как улеглись, и доминировать стала мысль, что для того чтобы пресечь подобные поползновения в будущем, сегодняшней атаки недостаточно. Нужны более радикальные меры. Кто-то предложил, чтобы соседи накрыли цель из установок Град, но по причине близости цели и точности Града, эту идею сразу отмели. Решили обходиться своими силами. Самым мощным из наличествующего арсенала, были конечно, бомбы.
      -Не пойдёт,-сказал старлей,-скатятся на дно ущелья и толку там от них, да и падают они не слишком эффектно.
      -Мужики, а у нас же эс двадцать четвёртые на складе лежат!-взял слово, молчавший доселе оружейник,-там и боевая часть мощная и шуму в полёте она делает, будь здоров!
      Эта идея понравилась всем. Действительно, для предстоящей акции, эти ракеты подходили лучше всего. Мощные, калибра двести сорок миллиметров, с боевой частью сто килограмм, эти ракеты, по сути, были бомбами с ракетными двигателями. Правда, использовались они только в исключительных случаях. Во-первых, потому что вертолёт их мог взять только четыре, а во-вторых, у ракеты был насколько мощный выхлоп, то были случаи останова двигателей вертолёта. Поэтому применять эти штуки разрешалось только с высоты и строго по одной.
      На том и порешили. Экипажи ушли готовиться к повторным вылетам, а технический состав готовить вертолёты к вылетам. В процессе постановки задачи, было определено, что атаковать цель будет экипаж капитана К., как самый опытный, остальные экипажи в дежурстве. Старлей Л., пытался что-то там возразить по поводу опытности, но его скажем так, лишили слова. Неожиданно в класс зашёл инженер.
      -Командир, заминка вышла,-обратился он к подполковнику Х.,- Ракеты подвешены, но оружейник не может разобраться с подключением, он к нам от истребителей пришёл, плохо ещё вертолёты знает.
      -Пошли на месте разберёмся,-решил подполковник Х.. Пилоты во главе с командиром поплелись на стоянку. Вокруг вертолёта суетились специалисты. Прямо на бетоне стоянки, были разложены длинные как древние свитки схемы, приборы.
      -Ну, что тут у вас?-спросил подполковник спецов.
      -Сигнал неправильно идёт,-ответил специалист по вооружению, он был явно смущён и проклинал себя в душе за то, что предложил использовать эти чёртовы ракеты. Теперь вот попал в дурацкое положение.
      -Как неправильно?-спросил подполковник.
      -Да так, стоит включить вооружение, как на все ракеты проходит сигнал пуск, даже гашетку жать не надо,-объяснил суть проблемы оружейник.
      Но что такое технический тупик, в сравнении с желанием показать духам кузькину мать? Как всегда в таких случаях, недостаток знаний компенсировала смекалка. Состоялся небольшой консилиум, в ходе которого выяснили весьма интересную деталь, если не снимать с ракеты чеку, она не сойдёт. Старлей уже не помнит, кому пришла в голову эта мысль, которая, несмотря на примитивизм и кустарщину, получила всеобщее одобрение. Чеки с ракет не снимать, а привязать к ним верёвки, или как говорят в авиации, фалы, через блистеры протянуть последние в грузовую кабину. По замыслу оставшимся неизвестным изобретателя, командир на боевом курсе включал вооружение, а борттехник по его команде дёргал нужный фал, и разблокированная ракета начинала свой полёт к цели. Таким образом, консенсус был достигнут, технический состав приступил к реализации технической стороны плана, а незадействованный лётный состав удалился на командную вышку, чтобы в режиме реального времени наблюдать акт устрашения местных душманов.
      Минут через двадцать, вертолёт выруливал на полосу. Вид у него был довольно грозный. Впечатление даже не портили фалы идущие от каждой ракеты в грузовую кабину, наоборот, они придавали длинным сигарам ракет, вид каких-то фантастических хищников которых держат на поводке. Посредине грузовой кабины, гордый от своей значимости, восседал борттехник, удерживая в сжатых кулаках, эти поводки-фалы. Правда старлея смущала одна деталь, он и сам ещё не мог понять почему. Нет, не фалы, а то, на чём сидел борттехник. Дело в том, что в грузовой кабине, нет специального сидячего места для борттехника. Он, когда требовался в полёте дополнительный пулемётчик, приспосабливал в качестве сидения, небольшое самодельное ведро, которое же сам изготовил из пустого цинка для взрывателей. И в этот раз, привычно перевернув ведро вверх дном, он уселся на него.
      -Ладно,-подумал старлей,-мало что мне не нравится.
      Тем временем, вертолёт, разбежался, оторвался от полосы и начал набирать высоту. Пилоты, затаив дыхание, следили за ним. Вот уже видно, что экипаж на боевом курсе, пикирование.
      -Сейчас будет пуск,-подумал старлей. И точно, в небе на том месте, где был вертолёт, возникла огромная полоса чёрного дыма. По тому, как она распалась на четыре рукава, стало понятно, что сошли четыре ракеты. Через мгновение, около кишлака, стоящего в дельте злополучного ущелья распустились четыре шапки разрывов. Совсем близко от аэродрома и гораздо дальше от цели.
      -Они что, совсем е...-начал было старлей, но его голос утонул в рёве ракетных двигателей и последовавшими за ними разрывов. В горах всегда так, вначале видишь, потом слышишь.
      Пощипанным воробьём, вывалился из дымного следа вертолёт и выровняв полёт, резво пошёл на посадку. Пилоты бросились на стоянку.
      Экипаж неспешно покидал кабины. Выражение лиц было как у третьеклассников застуканных во время курения сигарет.
      После короткой серии вопросов типа,-Вы что, совсем ё...?-и ответов в духе,- Да мы сами оху...!-била установлена цельная картина развития событий.
      Поначалу всё шло штатно. Заняв боевой курс, командир включил оружие и по команде оператора, перевёл вертолёт на пикировании. Но сделал он это довольно резко и перекрестие прицела проскочило цель. Исправить ошибку он уже не успел.
      Как смутно догадывался старлей, слабым звеном системы оказалось ведро. Едва вертолёт опустил нос, борттехник заскользил на нём как на салазках с горки к передней стенке грузовой кабины. Фалы из рук, он при этом не выпустил...
      -Ну ладно, не убили никого и то хорошо,-подвёл итог вылета подполковник Х..
      Вечером на аэродром прибыла делегация старейшин из уже упомянутого кишлака и клятвенно пообещали большому начальнику, что никаких происков душманов больше не будет.



comments powered by HyperComments