Лисовой Владимир Иванович
21/04/1963
Россия,Санкт-Петербург
Для редакции: mi-24v@yandex.ru

Как это было (Гкчп).
 

     В тот день, наш экипаж должен был улететь (утром) в очередную командировку "по замеру шумов". То есть подыскивали (не мы конечно, а командование) места, куда выводить вертолётные группы из Германии.
     Но неожиданно вылет был отменён, чему я был рад, к тому времени меня уже достало шараханье по чужим аэродромам и жизнь в гостиницах.
     Дальше, рабочий день проходил как обычно, полётов на ближайшие дни не планировалось и мы до 17.00 "прогоняли балду в лётном классе" (это называется заблаговременная подготовка), затем построение и разошлись по домам (баракам).
     В 21.00 неожиданная команда, сбор офицеров.
     В полном недоумении мы прибыли к штабу, это что за "тревога" о которой мы не знали заранее, и тем более не в "положение пять утра".
     Там нас ожидали кроме командования полка, представители штаба округа, шутки в сторону, дело принимает серьёзный оборот.
     После проверки, начальник штаба зачитал приказ, дословно его я уже не помню, суть в следующем:
     Завтра, с рассветом 16 Ми-24 (4 звена) плюс Ми-8 обеспечения перебазируются на аэродром "Подольск". Далее были, зачитаны фамилии назначенных в экипажи, сознательно или нет, но звенья и экипажи были "перетасованы" (ещё факт, в экипажи были назначены только те, кто жил в бараках (модулях) при аэродроме и ни один из тех, кто снимал жильё в городе). Я был назначен штурманом (на Ми-24 обязанности штурмана выполняет второй пилот, лётчик-оператор) второго звена.
     Затем приказ, назначенным экипажам получить карты и в класс, остальным (включая лётчиков) на аэродром готовить технику.
     В классе, ещё "сюрприз" начальник штаба эскадрильи выдал нам личное оружие.
     На постановке задачи основной упор на порядке перебазирования, о предстоящей работе вскользь (патрулирование по обеспечению порядка).
     Неожиданно постановка задачи была прервана докладом инженера: С-8, осколочно-фугасного действия хватает только на половину бортов. Представитель округа спросил, что есть на складе ещё. Был ответ, С-8С (со стреловидными поражающими элементами).
     На что команда заряжать.
     Далее нам что-то говорили о возможных провокациях, плохо помнится, всё было таким "нереальным".
     Где-то в 23.00-00.00 нас отправили на отдых. По пути к модулю (бараку) бросилось в глаза то, что гарнизон усиленно патрулируется, причём солдаты вооружены автоматами.
     Едва переступив порог модулей, мы попали под "атаку" наших жён, некоторые были на грани истерики.
     С рассветом мы были уже на аэродроме. Погода, хуже некуда, дождь, облака цепляют верхушки деревьев. Ни о каком вылете пока не может быть и речи, тем более в составе эскадрильи.
     Ожидаем погоду в эскадрильском домике на аэродроме, обсуждаем ситуацию.
     Мнения разделились, часть за ГКЧП, часть не хочет выполнять полицейские функции (в том числе чего грех таить и я). Но приказ готовы выполнить все. Я про себя радуюсь плохой погоде. Обед, нам привозят прямо в класс.
     После полудня погода начинает улучшаться, а вот наше настроение наоборот. Вновь на душе стало тревожно. Но со штаба никаких известий. Хуже нет неопределённости.
     Неожиданно, в 17.00 отбой. Не верим, связываемся со штабом, подтверждают. Камень с плеч.
     Сдаем личное оружие и расходимся по домам. Собственно только за тем чтобы бросить вещи и собираемся вновь. Напиваемся, до одури. Когда вернулся домой, моя ни слова упрёка, поняла.
     Что было дальше, знают все.



comments powered by HyperComments